%CUSTOM_JS%
Воплоти в жизнь свои тайные
сексуальные фантазии!

Порно-рассказы

Добавить рассказ
Новое на сайте
Традиционно
В попку
Гомосексуалы
Бисексуалы
Группа
Инцест
Транссексуалы
Лесбиянки
По принуждению
Измена
Потеря девственности
Молодые (18+)
Наблюдатели
Служебный роман
Случай
Студенты
Свингеры
Романтика
Фантазии
Фетиш
Странности
Пожилые
Подчинение и унижение
Переодевание
Экзекуция
Золотой дождь
Минет
Поэзия
Юмористические
Эротическая сказка
Классика
Остальное

Порно видео

Анал
BDSM
Большие сиськи
Геи
Групповой секс
Женские оргазмы
Жесткий секс
Лесбиянки
Минет
Русское порно
Сперма
Частное порно
Черные ебут белых

Рекомендуем

Расскажи-ка. Порно-рассказы

"Рада. " / Категория: Молодые (18+), Потеря девственности

Страницы: [1] [2] [3] [4]

…Родился я в тща-каком-то году, в банано-леановой чаще…
Нет! Здесь – все неправильно! Начнем по-другому:
Не в «тыща-каком-то», а во вполне конкретном: 1959-ом.
Не в «банано-лиановой», а в чаще высоченных тополей, в огромном и (бОльшей частью) темном дворе, на самой тогдашней окраине Москвы, рядом с маловысокохудожественной речкой, под гордым названием – Яуза. Катькин акведук, непременно, недалеко присутствовал. Многовысокохудожественный. Куда-ж – без него-то…
Двор наш, представлял собою шесть домов, стоящих прямоугольником: по одному по кроткой стороне, и по два – по длинной. Дома эти, 4-5-6-ти этажные, строили из самого лучшего советского кирпича (к нынешнему времени все это, естественно, – развалилось: кирпич постепенно превратился в красноватый песок) пленные немцы, годе, этак, в 1947-ом.
Таким образом, получился – двор. Его засадили тополями, понастроили, где только можно и нельзя, каких-то сараюшек, из всякого говна, для хранения еще бОльшего говна (где-то, в 1975-ом, весь этот гадючник власти снесли; тот еще стоял стон и вой в дому Израилевом), насыпали песку в самом солнечном месте, вокруг кучи сколотили две-три, вкопанные в землю лавочки: детская площадка…
Асфальтовые дорожки были только по внутреннему периметру этого прямоугольника: вдоль подъездов. Все остальное пространство оставалось – девственно нетронутым цивилизацией. Единственный въезд в этот двор был по кривому и хилому (две машины не могли разъехаться) аппендиксу от одной из ближайших улиц.
ЗАжили.
Ко времени, интересующих нас событий, тополя вымахали в неимоверные исполины, частью полностью и навсегда, изгнав из двора солнце.
Итак. 1971-й год, мне 12 лет, и учусь я в 7-ом (кажется. Тогда – по-другому было) классе. Школа была – тут же, рядом, рукой подать. Вокруг школы яблоневый сад, огромный школьный стадион, а за моим домом, почти сразу, начинается лес.
Меня только начали интересовать девочки: я к ним приглядываюсь. Детсадовские совместные разглядывания писей – не в счет. То, вдруг, на уроке, или на школьной лестнице, сверкнет луч в русых прядках волос, или ножки-попка-грудка заставят офигеть на секунду и вызовут мгновенную, и такую неудобную, в этот момент эрекцию.
Маята одна, одним словом…
А так… Так я развлекаюсь изготовлением всяких стреляющих и взрывающихся предметов: от рогаток, до поджиг; и от обернутых изолентой взрывпакетов, до вполне себе смертоносных литровых баллонов из-под газа (были тогда и такие), начиненных всяческими опасными смесями.
Я дружу с химичкой (интернета тогда не было!), я дружу с трудовиком, который дает мне на школьном токарном станке вытачивать свои пушечки. Он думает (наивный!), что я – моделист.
Все это испытывается и используется в лесу за моим домом, совместно с парой-тройкой таких же энтузазистов из моего класса. Девочкам там места – нет!
Но. К нашим парнокопытным. Заигрались мы, читатель!
Была у нас в классе одна девчонка. Цыганка. Рада. Маленькая такая девчонка, черноволосенькая, смугленькая (сильно – смугленькая), и… совсем – не развитая. Никаких тебе ножек-попок-грудок. Все совсем – детское. Глаза, вот только… Глаза.
Это были не глаза, это были два черных, горящих негасимым внутренним светом уголька. Потрясающие глаза. Заглянув в них раз, сразу было понятно, что никаких компромиссов нет, никогда не было, и быть – не может. Ни в чем. Никогда. И бесполезно просить, или (не дай Бог!) – заставлять. Пустое…
Где-то, после зимних каникул, начала эта самая Рада ко мне заходить с разными идиотскими просьбами: ну, там, - забыла записать домашнее задание, дай учебник, дай тетрадку списать: я болела… И так далее… И так далее… И так далее…
А жили мы – совсем рядом: в соседних домах. Мой дом стоял по длинной стороне прямоугольника нашего двора, я ее – по короткой. Из моих окон был прекрасно виден ее подъезд, да и ее окна, тоже.
Моя мудрая мамаша, поглядев-поглядев на эти визиты, сказала как-то мне: «А девчонка-то – запАла. Смотри, не упусти: другой такой – не найдешь!». А мне-то – по барабану. Меня какие-то свойства самодельного взрывного устройства беспокоили (как раз конструировал что-то с часовым механизмом: реле времени от старой стиральной машины), что-то там с начинкой было, с бризантным, так сказать, составом,- какие-то непонятки.
Ну, и …усё! Проехали. Она еще, ходила, конечно. Ее не так просто было сбить с намеченного курса – кремень, а не девушка. Долго ходила,- до самого лета. Безрезультатно совершенно.
А жили мы таким составом:
С ее стороны присутствовали папа-цыган, мама-цыганка, старшая сестра, тоже – цыганка (как ни странно!), в нежном возрасте 19-ти лет, и,- сама Рада. Она была несколько старше меня, на несколько месяцев, там. Что не мешало нам учиться в одном классе. Еще у Рады был абсолютный слух, она божественно играла на виолончели, да и на любых музыкальных устройствах могла, по-моему.
С моей же стороны была, всуе упомянутая мама, отчим, младший брат, и,- я: твердый троечник и редкостный балбес. Отчим мой работал в МВД (потом это важным станет!), но не в участке и, даже, не в центральном аппарате, а в НИИ (научно-исследовательском институте – расшифровка для современных маловысоконачитанных читателей) МВД. Были в этом вампирском ведомстве и такие. Отчим был математиком. Рассчитывал для них пропускную способность дорог, кажется. Однако имелись у него: китель, с майорскими погонами, милицейская фуражка, и очки. Вполне боевой набор, по-моему. Милицейскую форму он никогда не носил: не работу ходил в цивильном.
Так, вот. В конце мая папа-цыган нашей Рады, сотворил там, в своем, в цыганском мире, что-то такое, чего другие цыгане простить ему, ну никак, не могли. И стали его ждать у подъезда человек 20-25, вполне себе бандитской цыганской наружности (папа-цЫган был – не бандит, отнюдь), с явным намерением порезать его на ленточки. Папа, натюрлихь, скрывался и шухорился. Не хотел стать ленточками. Цыгане – ждали. У них времени много было.
Мамаша-цыганка прибежала к нам (почему – к нам, интересно?) с глазами, как суповая тарелка, и, рыдая, просила спасти хотя бы Раду: «Ведь всех порежут!», говорила она, «Всех!».
Тут интересна реакция моего отчима. Сначала, он страшно возмутился. Как это так? На исходе XX века, в Москве, бандиты грозят вырезать целую семью! Первым делом, стал звонить в участок. Там слушали, что-то мямлили, обещали… Но. Так, и не приехали. Тогда он позвонил своему начальнику. Генералу от милиции. Тот тоже жутко возмутился, возбудился, даже, сверх всякой меры, и пообещал наслать на этих бандитов чуть ли не всю дивизию им. Железного Феликса Дзержинского.
Однако… Прошло с полчаса, примерно, и этот самый гофмаршал, перезвонил отчиму, и что-то такое мямлил в трубку, что стало совершенно ясно, что Железный Феликс заржавел, в данном случае; бензина нет, патроны протухли. И еще. Он что-то этакое посоветовал отчиму, от чего тот побелел, заиграл желваками, и бросил (именно – бросил!) телефонный аппарат в угол комнаты.
Потом он встал, надел мундир с майорскими погонами и фуражку (очки тоже – присутствовали), и пошел разбираться с бандитами один. Безоружным. Тогда, надо сказать, в эти вегетарианские времена, оружие не выдавалось даже настоящим ментам, постовым, или ДПС, например; не то, что уж – математикам.
Мать – не совалась. Понимала, что – бестолку.
Закончилось все быстро, тихо и (относительно) мирно: отчиму там тут же дали в лоб, от чего он вырубился, а потом вежливо и аккуратно, за руки, за ноги принесли домой. Фуражка и очки (целые!) лежали у него на животе.
После этого Раду огородами-огородами переправили к нам. И она сидела дома, как мышка – никуда не высовывалась, даже в школу.
Такие дела…
Но. Читатель! Это же был конец мая, конец школе! А в конце мая – начале июня, смотря по обстоятельствам, мы – Выезжали В Деревню! О, это был долгожданный и небыстрый процесс. Великое переселение народов.
В Деревне, в 110 км. от Москвы по Горьковской дороге, километрах в пяти-шести от славного городишки Покров, в малюсенькой деревеньке (26 дворов) жила сестра моей бабки: баба Маша. Одна жила. Нет, семья у нее была: две дочери с зятьями, внуки, все – как полагается. Но. Старшая дочь жила где-то в Узбекистане (я ее и видел-то один раз в жизни), а младшая – недалеко, километрах в четырех, в совхозном поселке, в хрущебском доме о двух (или – трех?) этажах, которые строили тогда в крупных селах в огромном количестве; зато – в квартире с центральным отоплением. Молодые не хотели зимой колоть дрова, топить печку, ходить пОводу к журавлю. А баба Маша не могла бросить своих кур, овец, корову Зорьку и бессменного порося по прозвищу Борька.
Жили мы тогда небогато. Да, я и никого не знаю, честно говоря, кто тогда жил бы богато. У нас не было денег ...

Страницы: [1] [2] [3] [4]



 
© Порнорассказы на rasskazhika.com